Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:12 

Первая глава

qawqa
Чем больше самоубийц, тем меньше самоубийц.
Итак, как и обещал, выкладываю сюда первую главу) Пока в черновом варианте, перечитывание и правки подождут, главное мысль оформить)))

Глава 1
Меня зовут A3M


Дневник Сиенны Ли
[30 июня 2013 года. Город Чу, Казахстан]

Я не знаю, что делать. Это банальная фраза, жалоба, которую можно высказать в надежде на полезный совет. Пожаловаться можно маме, духовному наставнику или мужу. Мне жаловаться некому.

Пусть это всего лишь дневник, скрытый от чужих глаз, но надо быть последовательной. Легче думать, когда в процессе писанины стараешься изложить все факты. Если повезет – то и обдумать их можно успеть.

Не люблю, когда мне звонят с неизвестного номера. Особенно, если сим-карта и внутренняя память телефона полностью забита контактами, причем фантазии хватило не на всех – многие номера подписаны одной буквой. «П» - подозрительно (взять трубку, вести себя очень осторожно). «З» - знакомый, или даже друг, проверенный человек (просто взять трубку). И «Н» - неизвестный, скорее, даже опасный абонент (не брать трубку ни в коем случае!). К категории «Н» можно отнести и этот звонок, когда на табло высветился междугородний номер.

Я не верю в судьбу. Родина приучила меня полагаться только на свои силы, профессия вынудила верить только фактам.

К черту условности и правила. Мне кажется, я уже достаточно взрослая, чтобы нажать на зеленую клавишу телефона.

- Алло, Сиенна? Алло! Что со связью? Не слышу тебя! Алло, блин! Подожди, сейчас перезвоню!
Так, голос знакомый. Перебираю в памяти… Арчи, Арчибальд. Сумасшедший британец, гуляющий по миру с 16 лет в поисках археологической сенсации. Судя по обезумевшему голосу, он ее нашел.
- Погоди, Арчи я слышу. Во-первых, не кричи, у меня три часа ночи. Я могла спать, в конце концов! Ты же британец, где твои безупречные манеры?
- Какой к черту сон? Бронируй билет до Тегерана, вылетай первым рейсом! Я тебя там встречу… Тут такое… журналистов я уже обзвонил, обещали быть в течение завтрашнего дня. Долго объяснять, в общем, приедешь – сама все поймешь! Алло, слышишь ты там меня?

Археологи, они такие. Либо степенные старики, члены-академики какого-нибудь института, либо такие, как Арчи – слегка «не в себе», а в предвкушении добычи – и вовсе законченные психопаты. Но ясно одно – по пустякам англичанин звонить не будет. Тем более, узнать мой номер он мог только через казахстанскую академию наук. Выяснить, как выйти на меня, ему стоило немалых трудов – в организации работают очень тугие на общение люди.
Придется лететь в Тегеран. Тем более, что раскопки в Чуйской долине закончились, причем крайне неудачно. Люди здесь настолько дремучие, что верят в проклятия предков. А извлечение костей умерших из курганов для них и вовсе верх святотатства.

Иран? Пока не доводилось там бывать. Хорошо бы от стипендии что-нибудь осталось, конец месяца все-таки. Сколько стоит эконом-класс до Тегерана?




[1 июля 2013 года. Город Керман, Исламская Республика Иран]

- Арчи, либо объясни, что происходит, либо перестань улыбаться! Я, между прочим, бросила перспективный проект, нам удалось выяснить местоположение принцессы тигрохаудов…
Британец продолжал ухмыляться, но молчать ему, видимо, надоело. Оно и понятно – он никогда не умел держать интригу, не тот человек. Главное здесь – раззадорить, задеть за живое. Раскопками в Казахстане Сиенна Ли и Арчибальд Мейси планировали заняться вместе, однако в последний момент англичанин передумал и отправился в Иран, в небольшой горный городок Керман. Его поманил в группу знаменитый Петр Стейн, потомственный археолог. Что здесь планировал искать известный авантюрист и сумасброд, неизвестно, однако, судя по горящим глазам Арчи, весь этот месяц он пыль зря не глотал. Вот и сейчас, стоило напомнить сэру Мейси о казахстанском проекте, его лицо скривилось презрительной усмешкой.
- Тигрохауды? Сакская принцесса? Ну сколько там… тысяча-полторы до нашей эры? Забудь уже. О саках, о майя, о фараонах… Здесь другой уровень, здесь мистика, здесь загадка… Сейчас сама увидишь, как раз подъезжаем.

На встречу скрипучему «Ленд Роверу» вышел высокий и изящный господин. Одет с иголочки, гладко выбрит. Очень интересно, учитывая, что последние недели Стейн, скорее всего, не выпускал из рук лопаты. Вероятно, нашел что-то действительно стоящее и чувствует торжество момента.

- Мисс Ли? – Петр подал ей руку, помогая спуститься с лифтованного джипа. Сиенна кивнула. Не то настроение, чтобы играть в высший свет. Но Арчибальду стоило бы поучиться у Стейна галантности. Первое, что услышала девушка от британца, было истерическое: «Ну что ты там копаешься с багажом, шевелись давай, машина ждет!». Известно, что Стейн учился в Оксфорде, и, как любой иностранец, с большим удовольствием впитал в себя чопорную британскую интеллигентность, нежели академические знания.
- Благодарю, что вы уделили нам время. В Совете о вас очень хорошо отзываются, говорят, что лучшего специалиста по радиоизотопной датировке в мире не найти. Прошу извинить, что оторвали от важных дел (Презрительная ухмылка, прямо как у Арчи), не сердитесь на нашего общего друга за чрезмерную настойчивость – он исполнял мою просьбу. Вы, дорогая Сиенна, приехали вершить мою судьбу. От вашего решения будет зависеть, впишу ли я свое имя в один ряд с Картером и Ла Вега, или опозорюсь на весь мир… Журналисты, кстати, прибудут к вечеру.
Стейн подвел Сиенну к большому грузовику без надписей. Здесь, видимо, «суд» и пройдет. Арчи плелся сзади, он не мог воспользоваться случаем и посмотреть, как равнодушное и беспристрастное лицо его старой знакомой впервые в жизни украсит новая эмоция - растерянность.
Петр пропустил Сиенну и Арчи вперед, прикрыл за собой дверцу грузовика – внутри полуприцепа работал кондиционер.
Ага, все понятно. Богатенький Стейн привез с собой на раскопки мобильную лабораторию по радиоуглеродному анализу. Что ж, ситуация проясняется. Экспедиция откопала что-то действительно необычное, но измерение радиоизотопов для определения возраста находки поставило всех в тупик.
Глава группы прошел к столику, натянул перчатки. Большим пинцетом он бережно поднял странный предмет. Сиенна была готова увидеть что угодно – череп древнего гиганта, зуб дракона или копыто единорога, но причина общей суматохи действительно выглядела необычно. Черный кирпичик, не матово- или блестяще-черный, а именно черный. Цвета темноты - казалось, находка поглощает свет. Абсолютно ровные грани и гладкая поверхность. Предмет завораживал, не будь этого странного цвета и идеальности пропорций – Сиенна бы давно послала к чертям археологов, откопавших обычный камень.

- Приехав в Керман, мы начали искать намеченное место. Нам повезло, что оно оказалось вдали от города, в пустыне, граничащей с горами. Вблизи нет воды, дорог, поселений – нам никто не мешал. Задачей экспедиции было исследование древних пластов Земли, исследование поселения мидийцев, живших здесь в пятом веке до нашей эры. Предположительно, именно на этом месте были похоронены воины, погибшие в сражении с ассирийцами. Главной целью был поиск останков царя Фраорта, того самого, что подчинил себе Персию. Представь наше смятение, когда прямо на месте предполагаемых раскопок мы обнаружили старую угольную шахту. С одной стороны, это усложняло поиски – ведь шахтеры могли попросту перемолоть или раздробить все артефакты, торопясь добраться до угля. Бизнес, как известно, всегда важнее науки. Однако, исследовав шахту, мы обнаружили, что ее глубина достигает трех километров. Немыслимо! Это абсолютный рекорд, даже Кузбассу такое не снилось. Мы предполагаем, что на дне шахты кто-то хотел соорудить себе бункер. Скорее всего, богатый чудак. Там он смог бы выжить, случись Третья Мировая война. Естественно, ядерная. Не важно, кто был этот чудак – важно то, что мы получили возможность исследовать другие слои земли, имея готовую скважину. Вплоть до мезозоя. Я не люблю копаться в костях динозавров, но, согласитесь – это деньги. Уже на шестнадцатый день раскопок я понял, что наткнулся на «золотую жилу». Артефакты сыпались, как из рога изобилия – керамика, доспехи, оружие, фрагменты костей, гробницы… Царя мы не нашли, возможно, он все-таки где-то здесь… однако к вечеру стало понятно, что все эти находки – просто ребячество…

Глаза Стейна затуманились, и Сиенна поняла, что все слухи об этом моднике – неправда. Про Петра говорили, что он продался. Любой артефакт он спихивал за бешеные деньги. Неважно кому – музею или очередному миллиардеру, который будет хвастаться древностью перед друзьями за бокалом коньяка. Говорили, что для него не было ничего святого. Однако, туман в глазах Петра был Сиенне знаком. Его можно наблюдать только у настоящих ученных, обладающих духом исследователя, одержимых историей. Деньги вызывают в глазах лишь нездоровый блеск, временный и постыдный.

… Настоящая сенсация ждала группу на глубине двух с половиной километров. Техник, проверявший техническое состояние шахты, забыл поменять батарейки в фонаре, и тот предательски погас. Работнику пришлось добираться до лифта на ощупь, двигаясь вдоль стены. Внезапно его рука провалилась сквозь грунт. Дозиметр в кармане отчаянно защелкал, предупреждая об опасном уровне радиации.
Через час у дыры в стене собралась вся экспедиция. Никого не испугало ионизирующее излучение, оно было недостаточно активным, чтобы причинить серьезный вред – его воздействие можно было снять бокалом бургундского.
Первым в дыру вошел Стейн. В пространстве пахло чем-то металлическим, затхлым. Создавалось ощущение, что этим воздухом никто не дышал сотни, тысячи лет – несмотря на дыру в стене он не торопился выходить наружу. Древний воздух неохотно заходил в легкие. Несмотря на прохладу, у Стейна выступил пот.
Это было помещение. Луч фонаря не высветил ни одного угла, а значит, оно было сферическое. Можно было снять все размеры, но Стейн был уверен – сфера идеальна. Потому что строили этот бункер отнюдь не динозавры.

- Стены были очень хрупкими… я не могу сказать, из чего они сделаны – но в составе материала преобладали обычный грунт и свинцовые соединения. Грунт – понятно, проник в стены со временем. Откуда столько свинца – не знаю. А посредине сферы – прямо в воздухе… висел, именно висел - нарушая законы физики – вот этот предмет! – Стейн опустил глаза на черный кирпич. – К сожалению, я не силен в радиоуглеродном анализе. Лабораторию купил, но попрактиковаться не успел, специалиста в команде тоже пока нет... Поэтому, мисс Ли, прошу вас. Перчатки в столике слева от вас.

Стейну удалось выяснить, что возраст материала, из которого были изготовлены стены помещения – не менее миллиона лет. Или сотни миллионов. Техника была не готова обработать информацию от столь древнего подопытного. Предмет, найденный внутри сферы, анализу не поддавался.

Сиенна аккуратно зажала пинцетом кирпичик и удивилась его легкости – он был практически невесом. Непонятно, кто изготовил этот артефакт, но создатель, видимо, решил, что такому легкому предмету будет легче «зависнуть» в воздухе. Итак, анализ. Ввод калибровочных данных, замер, вывод графика на монитор. Все это время Сиенна ощущала спиной, как Стейна пробивает нервная дрожь, она слышала, как Арчи хрустит пальцами, стараясь справиться с волнением.
- Ничего не выйдет, ребята, - сказала наконец Сиенна. – Я не знаю, из чего сделана эта штука, но она, естественно, не биологического происхождения, углерода в ней нет. Анализ в этой лаборатории я сделать не смогу. Что касается материала, из которого было сделано помещение – я просмотрела ваши данные, Стейн. Измерения были проведены верно. Пока могу сделать лишь одно замечание. Не миллион и даже не сотня миллионов лет… Как бы нам не пришлось говорить о миллиарде…
Сказала – и, как будто, сама удивилась своим словам. Что за чертовщина? Миллиард лет? Срок, сравнимый с возрастом Земли? Такого не может быть… не должно быть. Или это крах действующей теории о сотворении мира? Но данные анализа - ведь это факты. А профессия научила Сиенну верить только фактам…
- Естественно, что этот артефакт никак не моложе помещения! Ведь я каждый сантиметр там с фонариком исследовал! Уверенно говорю, что, пока рабочий не разрушил целостность сферы – она не имела изъянов! Но как, как, черт возьми, я докажу это Совету? И что я им скажу? «Нашел игрушку, не знаю, что это, но ей миллиард лет». Бред! – Наверное, Сиенна и Арчи стали первыми свидетелями того, как Стейн поддался эмоциям. Даже безупречная прическа сбилась от нервных судорог.

Впрочем, Сиенна уже приняла решение. Она хочет самостоятельно исследовать артефакт, если добьется нужных результатов – пусть вся слава достанется этому богачу, но исследовать она будет сама. Черный кирпичик притягивал. Он сам диктовал условия и не мог позволить, чтобы его изучением занимался кто-то другой.

Так, спокойно – сказала себе Сиенна. Есть еще несколько методов определения возраста находки. Да, точно – надо везти артефакт в Сингапур, там есть хорошая лаборатория по термолюминисцентному датированию. Однако, есть подозрение, что кирпич не пропустит через себя излучение, его не получится нагреть. Проверить это можно прямо сейчас… Сиенна начала снимать перчатки.
- Э-э-э… Мисс Ли, я бы не стал этого делать! Мы так и не выяснили, что это за материал, он немного «фонит»! Мало ли… - К Стейну вернулась рассудительность и осторожность, а вот Арчи уже тянул к предмету руки, видимо, тоже не терпелось проверить, каков он на ощупь.

Предмет был теплый. Как будто он не лежал много лет в пещере. Как будто хранил в себе энергию других миров… Или откликнулся на тепло человеческого тела, почувствовал его? И поэтому Сиенна даже не удивилась, когда предмет с ней заговорил.
«Какой сейчас год?» - судя по общему спокойствию, голос слышала только Сиенна. Казалось, он возникал где-то в подсознании…
«Год? Две тысячи тринадцатый. Нашей эры… ну или от Рождества Христова», - она ответила голосу мысленно.
«Христова? Наша эра?».
«Да».
«Я успею… я обязан успеть».
«Что успеть? Кто ты?»
«Меня зовут А3М. Но повстанцы дали мне другое имя, тебе оно покажется более привычным. Артем».
«Ты… человек? В смысле… ты живой?».
«Нет, конечно. Я умер много, очень много лет назад…».

URL
Комментарии
2013-07-01 в 16:50 

Niaka
Будьте реалистами — требуйте невозможного.
Браво!
Легкий, приятный для чтения язык. Если бы не 2013 год, упомянутый в конце, осталось чувство что я снова читаю научную фантастику из папиных залежей (они предпочитали ставить сразу лет на сто вперед год).

Еще раз - браво!

   

Версия вторая, дополненная

главная